Кто умер от аневризмы головного мозга

История Ли Бродвей
1 апреля прошлого года Ли Бродвей, любящая жена и мать 4 детей, умерла от аневризмы мозга. Всего за несколько минут до этой трагедии она жаловалась на сильную мигрень. Она страдала от мигрени с 8-летнего возраста.

Как объясняет Эрик, во время процедуры аневризмы было осложнение, которое в конечном итоге привело к тому, что Ли потеряла чрезмерное количество крови в своем мозге.

Обучение общественности
Когда доктор Ховард А. Риина, профессор и заместитель председателя нейрохирургии в Медицинском центре NYU Langone услышал эту историю, он решил немедленно принять меры. Врач начал с просвещения общественности об аневризмах, их природе и различиях между мигренями и аневризмами.

«Это худшая головная боль. Неудивительно, что люли приходят в отделение неотложной помощи — даже если у них есть история головных болей или мигреней — и говорят, что они чувствуют себя так, будто они были поражены молнией. Это тяжелая, сильная головная боль очень необычна, — говорит доктор Рийна.

2. Неконтролируемые аневризмы влияют на миллионы людей по всему миру
По оценкам, 350-370 миллионов человек во всем мире страдают от неконтролируемой аневризмы, которая составляет 5-10% мирового населения.

3. Большинство аневризм являются бессимптомными
Только 1-2% аневризм разрываются ежегодно. Человек обычно не испытывает никаких симптомов.

5. Определенные условия и выбор образа жизни повышают риск
Синдром Элерса-Данлоса, поликистозная болезнь почек и выбор образа жизни, такие как курение и рацион с высоким содержанием жиров, повышают риск развития аневризмы.

Согласно WebMD, общие признаки и симптомы разрыва аневризмы включают:

— Размытое или двойное зрение

— Тошнота и рвота

— Чувствительность к свету

— Внезапная, чрезвычайно сильная головная боль

Неконтролируемая аневризма может вызвать следующие симптомы:

Рассказ врача экстренной медицины

Ответ на этот страшный и трудный вопрос знает врач экстренной медицины Филип Аллен Грин — но не потому, что работал в приемном покое обычной американской больницы и через его руки прошли сотни пациентов с самыми разными болезнями и травмами. А потому, что среди его больных были и те, кто выбрал смерть. И врач принял их выбор.

Я смотрю, как она умирает.

Ей восемьдесят шесть лет, два месяца, двадцать три дня, четыре часа, шесть минут и девятнадцать секунд. Нет, уже двадцать секунд.

Я стою возле кровати в приемном покое. На потолке палаты висит огромная лампа. Ослепительный свет направлен прямо на кровать, на которой сидит женщина, положив одну руку на живот, а другой прикрывая глаза от яркого света.

— Извините, — говорю я и выключаю лампу. Приходится несколько раз моргнуть, прежде чем глаза привыкают к изменению освещения.

Женщина слегка покачивается и не обращает на меня внимания. Я замечаю ее длинные прямые волосы, которые доходят почти до талии. Волосы у нее белые, серебристые и густые. Как у умирающей женщины могут быть такие живые волосы?

«И все же они у нее есть», — думаю я про себя.

Пациентка с аневризмой аорты

Я смотрю на монитор. Давление восемьдесят три на сорок. Слишком низкое. Еще в скорой помощи ей поставили две большие капельницы. Оба аппарата работают на полную мощность, низкое гудение моторов наполняет комнату.

Физиологический раствор капает в прозрачные пластиковые трубки, подведенные к ее рукам. Жидкость поступает в кровеносные сосуды. Поступает с той же скоростью, с какой вытекает кровь. У пациентки аневризма, и кровь вытекает в брюшную полость.

У нее аневризма аорты — крупнейшего кровеносного сосуда человеческого тела. Это живой трубопровод, который идет от сердца по грудной клетке и дальше в живот. Затем аорта разветвляется на более мелкие бедренные артерии. Аневризма у пациентки располагается чуть выше места разветвления, прямо в самой широкой части сосуда.

С каждым биением сердца кровь выплескивается из сосуда. Восемьдесят шесть лет высокого давления сказались на состоянии трубопровода. Сейчас он растянут, как воздушный шар, и рвется с каждым ударом. Кровь вытекает, сочится, стенки утончаются и рвутся, готовые лопнуть совсем. Когда это произойдет, она умрет.

Я стою рядом с зондом ультразвука. Напряженный живот пациентки смазан специальным голубоватым гелем. Десять секунд назад я приложил зонд к ее животу и увидел внутри большой черный шар. Это могло означать только одно.

— У вас в животе прорвалась аневризма, — произнес я, отводя взгляд от экрана. — Если не сделать операцию немедленно, вы умрете.

Так я и сказал: операция или смерть. Она может умереть, даже если выберет операцию, но так у нее хотя бы будет шанс. Без операции смерть гарантирована. Иногда нужно просто дать людям возможность выбора. Сегодня ее очередь выбирать.

Ей нужно принять решение. И нужно сделать это немедленно. Ждать нельзя. Каждая секунда повышает вероятность смерти на операционном столе.

Я замечаю, что она все еще держится левой рукой за бок — наверное, ей больно. Я вижу, как колышется рука на животе — с каждым ударом сердца она слегка поднимается. Я почему-то думаю о беременной женщине, которая прислушивается к толчкам своего еще не родившегося ребенка. Уверен, что пациентка чувствует толчки своей аорты — точно так же, как будущая мать — удары маленькой ножки. Только эти толчки приведут к концу, а не к началу. При моих словах ее рука слегка соскальзывает вбок, и я замечаю, что женщина теряет интерес к тому, что толкается в ее животе.

Я жду, что она кивнет. Жду, что она скажет: «Да, помогите мне. Мне больно». Ей достаточно лишь сказать. Я готов выбежать из палаты и вызвать хирурга. Это по-настоящему экстренная операция. Аневризма — это бомба, и когда она взорвется, сделать уже ничего будет нельзя.

У меня начинает кружиться голова, и я понимаю, что затаил дыхание. Я медленно выдыхаю и пытаюсь заставить себя расслабиться. Странно, что этот случай так сильно меня задел. Не моя жизнь висит на волоске. Останется эта женщина жить или умрет, у меня ничего не изменится. И все же сердце колотится в груди так, словно от ее решения зависит и моя жизнь.

Остальным придется подождать

Она по-прежнему молчит. Левой рукой отводит несколько непослушных прядей с лица. На мгновение взор ее затуманивается. Женщина смотрит вдаль. «О чем она думает?» — задаюсь я вопросом. Проходит еще несколько секунд. Я покашливаю — не хочу ее торопить, но часы неумолимо тикают.

Она моргает, и я понимаю, что она приняла решение. Я наклоняюсь вперед. Она смотрит на меня, а потом делает нечто невероятное. Она улыбается.

Несмотря на ужасную боль, она мне улыбается. В эту минуту я понимаю, что передо мной смелая женщина. Женщина, которая не боялась жить и теперь, как это ни невероятно, не боится умирать.

Я пытаюсь сглотнуть, но во рту у меня пересохло. Я знаю, что она скажет, и это меня пугает. Я не такой смелый, как она. Пока еще нет.

— Если я откажусь от операции и умру, вы сможете сделать так, чтобы мне не было больно?

Я замираю на секунду, пытаясь тщательно подобрать слова. Я хочу быть уверенным в том, что скажу. Мои слова будут последними в ее жизни, поэтому я не хочу ее обманывать. Я хочу, чтобы она умерла, слыша правду, какой бы та ни была.

Читайте также:  Аневризма супраклиноидного отдела вса что это

— Да. Да, я могу это сделать, — киваю я. — Обещаю, что боль мы снимем. Что бы ни случилось, больно вам не будет.

Хотя бы избавить ее от страданий я в состоянии.

Она стискивает зубы от очередного приступа боли, хватается за живот обеими руками и стонет. На лбу ее выступает пот. А потом она снова говорит:

— Обещайте мне. Обещайте, что вы останетесь со мной, чтобы мне не было больно.

Я мысленно пролистываю список остальных пациентов приемного покоя. Женщина с болью в животе — по-видимому, желудочный грипп. Двадцатитрехлетний парень с зубной болью. Пятилетняя девочка с температурой — простуда. Кашляющий старик. Подросток, пытавшийся покончить с собой. Женщина с болью в груди. И куча бумажной работы, которую нужно закончить.

Всем придется подождать. Им это не понравится. Они будут злиться на меня, если это затянется. Они наверняка заполнят больничные анкеты и напишут, что я заставил их ждать. Я пожимаю плечами. Когда они приготовятся умереть, я буду здесь и приму их. И тогда наступит их очередь заставлять других ждать.

— Да, — говорю я. — Обещаю. Я вас не оставлю.

Она кивает. Седые волосы колышутся. Лицо ее слегка расслабляется.

— Хорошо, — шепчет она, собираясь с духом, и смотрит мне прямо в глаза. — Я не хочу операции, — она умолкает, не отводя взгляда. — Я готова умереть. Давайте сделаем это.

Холодок пробегает у меня по спине. Вам кажется, что после пятнадцати лет работы подобные вещи не должны меня трогать. Но они все еще трогают меня.

Удивительно, но я ничего о ней не знаю. Совсем ничего. Ее просто доставили в приемный покой на каталке, с жалобами на боль в животе и низкое давление. Десять минут назад я и не подозревал о ее существовании, а теперь я буду тем, кто окажется рядом с ней в смертный час.

— Мне кого-нибудь вызвать? — спрашиваю я.

— Они не успеют. Им ехать часов шесть или больше. Мои дети живут за горами.

— Хотите, я им позвоню?

Она смотрит на меня.

— Нет. Посидите рядом со мной. Они только что приезжали на День благодарения. Пусть они запомнят меня такой, как на праздничном ужине. Просто скажите им, что я умерла быстро.

— Хорошо, — отвечаю я.

Входит сестра и дает ей морфин. Я вижу, как лицо женщины расслабляется — боль отступает под напором опиатов.

— Хотите, я посижу с ней? — спрашивает сестра.

Пациентка смотрит на меня. Я вспоминаю свое обещание.

— Нет, не нужно. Я вызову вас, если ей понадобится еще обезболивающее.

Сестра пожимает плечами и выходит.

Мы снова остаемся вдвоем.

Почему я стал врачом

Я бросаю взгляд на монитор. Шестьдесят восемь на тридцать два. Все кончится быстро.

Она закрывает глаза и откидывается на подушки. О чем она думает? О чем бы думал я в последние минуты жизни? О семье? О работе? Стал бы я думать о том, что происходит, когда наше время на земле заканчивается? Не знаю. Придется дождаться своей очереди, как всем остальным.

Мы сидим молча. Негромко пищит монитор. Я думаю о своей жизни. В последнее время я почти выгорел. Мне кажется, что я делаю одно и то же, бессмысленно бегая по замкнутому кругу.

Сотрудники злятся. Пациенты злятся. Раздраженные пациенты, их недовольные супруги, братья и сестры. Порой кажется, что весь этот гнев направлен на меня, потому что им просто больше не на кого его направить.

Иногда мне хочется сказать людям: «Я не виноват, что вы заболели». Но я знаю, что им будет легче, если они смогут накричать на меня. Они хотя бы смогут на кого-то накричать. Но потом мне хочется все бросить, уйти и никогда не возвращаться. Мне хочется сказать: «Я тоже болен. Я тоже устал». Мне хочется возразить. Но я никогда этого не делаю.

А потом что-то происходит. Я смотрю на нее. Она умирает. Я — последний человек, с которым она разговаривает. Последний, кого она видит. Последний человек на этой планете, который внимал ее голосу, видел ее лицо, слышал ее кашель и улавливал ее улыбку.

Именно поэтому я стал врачом. Не потому, что могу зашить рану, вправить вывих или сделать массаж сердца.

Я стал врачом, чтобы быть с людьми в самые важные моменты. Чтобы стоять на краю обрыва вместе с другим человеком и вместе с ним вглядываться во мрак неизвестности. Я стал врачом, потому что тоже боюсь. Потому что хочу хоть как-то ослабить страх — не только свой, но и страх всех людей.

Она открывает глаза и немного хмурится. Гримаса боли проскальзывает по ее лицу.

— Вам больно? — спрашиваю я. Она смущенно кивает.

— Я не хочу, чтобы вы страдали, — говорю я. — Не бойтесь сказать мне.

Я вызываю медсестру.

— Еще десять морфина.

Сестра кивает, достает препарат и вводит его в капельницу. Я киваю в ответ, и сестра выходит. У нее есть и другие пациенты.

— Спасибо, — говорит женщина и садится.

Держи его за руку

Моя рука лежит на поручнях рядом с ней. Она берет меня за руку и крепко сжимает.

— Спасибо, что сидите со мной.

— Что вы. — бормочу я. — Что вы.

— Как вас зовут? — спрашивает она.

— Я доктор Грин, — привычно отвечаю я.

Она удивленно моргает.

— Нет, как ваше имя?

Я не сразу ее понимаю. Иногда я бываю таким тугодумом. Но потом до меня все же доходит:

— Меня зовут Филип.

— Привет, Филип, я — Энн, — она легонько пожимает мою руку.

— Привет, Энн. Рад знакомству.

Я улыбаюсь, мы пожимаем руки, словно встретились в первый и последний раз — впрочем, так и есть.

— Я тоже рада, — улыбается она.

Мы пожимаем руки.

Держать руку умирающего человека очень печально, но в то же время и прекрасно. Ужасно и прекрасно. Монитор фиксирует каждый удар ее сердца, каждый ее вздох, уровень кислорода в крови и артериальное давление. В одной этой комнате три компьютера, не считая специального робота для лечения инсульта. Я впервые думаю, что меня окружает столько же приборов, сколько и пилота космического шаттла.

Но ни один из них не поможет мне в такую минуту.

Я держу ее за руку, и этого достаточно. Это рука матери, жены и дочери. Это человеческая рука. Так приятно держать ее руку. Это же так просто.

Это лучшее, что я сделал в этой больнице за несколько месяцев. На мгновение я забываю про гнев, про усталость. Забываю обо всем, что не имеет значения.

Энн бледнеет прямо на глазах. У нее почти не осталось крови. Кровь вытекает в живот. Я смотрю на монитор. Пятьдесят на двадцать два. Двадцать восемь ударов сердца в минуту. Линии на мониторе становятся все более ровными. Я замечаю, что ее сердце пропускает отдельные удары.

Читайте также:  Аневризма как еще называется

Она снова открывает глаза и поворачивается ко мне. Она улыбается — широкая, теплая, добрая улыбка. Это драгоценный подарок, который я сохраню навсегда.

— Спасибо, Филип, — шепчет она.

А потом она умирает.

Я все еще держу ее за руку. Рука теплая, но я знаю, что Энн ушла. Я держу ее, даже когда линия на мониторе становится абсолютно прямой. Я не хочу отпускать ее первым. Обещание есть обещание.

Я медленно поднимаюсь. «Как странно, — думаю я. — Как странно, что именно этим я зарабатываю на жизнь».

Сигнал монитора нарушает тишину, как церковный колокол на далеком холме. Я подхожу и выключаю его.

В комнате становится тихо. Я слышу шум приемного покоя. Другие пациенты. Другие люди с их проблемами. Мне не хочется уходить — не хочется уходить сейчас.

Почему-то я вспоминаю разговор на вечеринке несколько лет назад. Собеседник, узнав, что я работаю врачом приемного покоя, спросил:

— Что мне делать, если кто-то будет умирать, а помощь окажется слишком далеко?

Тогда я рассказал про попытки освободить дыхательные пути, остановить кровотечение, про массаж сердца.

— Но если все это не поможет? — настаивал он. — Если я буду знать, что человек умирает? Что мне делать?

Тогда я не знал, что ответить. Но теперь, благодаря моей подруге Энн, я знаю ответ. И скажу его вам, потому что тому человеку ответить уже не могу.

Бояться такого момента совершенно естественно и нормально. Назовите себя, назовите свое имя. И возьмите человека за руку, когда он будет покидать этот мир. Этого будет достаточно.

Субарахноидальное кровоизлияние (САК) это и есть разрыв артериальной аневризмы. Сама по себе аневризма это расширение сосуда в том месте где стенка истончена. Безусловно, спонтанный разрыв артерии это всегда серьезная ситуация, тем более в случае разрыва в таком неблагоприятном месте, как головной мозг. К сожалению, чаще всего это врожденные дефекты сосуда, которые могут долго не проявлять себя.

Клиника.
Обычно, при небольшом кровоизлияние человека беспокоит слабость и головная боль. Это все. Однако, отличительным признаком тут является интенсивность боли. Она изнуряющая и плохо отвечает на анальгетики. По мере нарастания количества крови могут добавляться такие симптомы как нарушение зрения, сонливость, спутанность сознания вплоть до комы. В особо тяжелых случаях, в момент кровоизлияния пациент сразу загружается до коматозного состояния, иногда происходит мгновенный летальный исход.

Лечение.
Мы не будем останавливаться подробно на диагностике. Она проводится в многопрофильном стационаре, есть специальный алгоритм и порядок действий для подтверждении аневризмы головного мозга на стадии ее разрыва. Лечение пациентов с такими заболеваниями чаще всего проводят на койке в отделении реанимации. После выявления типа и строения аневризмы, принимается решение о методах ее выключения из кровотока. В настоящее время существует два способа. Открытый хирургический, когда на ее «шейку» накладывается клипса (что-то вроде прищепки) и она выключается из кровотока.

Другой не менее распространенной методикой является эмболизация аневризмы. Через прокол в артерии под рентгеновской установкой (навигация) производится заведение специальных микроспиралей, которые заполняют полость аневризмы, в последствии там формируется тромб который закрывает дефект сосуда. Примерно во так:

Какие шансы?
Вот тут начинается самое интересное. Все дело в том, что при САК кровь изливается на оболочки головного мозга. Они называются менингеальными. Как раз они и воспаляются, когда случается менингит. В целом головному мозгу все ровно, что там на оболочках — зеленый гной из-за менингококка (Neisseria meningitidis) или стерильная кровь. Реагируют оболочки воспалением, которое запускает выраженный спазм сосудов головного мозга, что обусловливает головную боль, нарушения сознания. Чем больше крови излилось, тем выраженней сосудистый спазм, хотя не всегда эта зависимость линейна. Начинается спазм обычно на 3 сутки и может доходить до своего пика к 10 дню. Сам по себе спазм может вызывать тяжелейшую ишемию головного мозга, вплоть до тотальной, которая может приводить к летальному исходу. К сожалению он тяжело поддается лечению и оно носит в целом симптоматический характер (искусственное повышение давления, нейропротекторная терапия). В случае если больной не прооперирован, высок риск повторного разрыва аневризмы, что обычно минимизирует шансы на благоприятный исход. Однако, если пациенту вовремя выполнить операцию, своевременно справится с вазоспазмом, (если он все же развился) вполне вероятен благоприятный исход заболевания.

Так же хочется отметить, что заболевание может носить наследственный характер. На моей практике был случай на эту тему. У нас лечилась пациентка, с разрывом аневризмы и кровоизлиянием. Случай был довольно тяжелый, но нам удалось помочь женщине, она поправилась. Пока она была у нас, к ней приходила дочь, я предложил ей по возможности сделать СКТ головного мозга, учитывая наследственность и жалобы на головные боли периодические. И оказалось, что у нее тоже имеется аневризма. Дочку прооперировали в плановом порядке. Насколько мне известно, у нее и у мамы сейчас все хорошо.

Приблизительно так действует аневризма сосудов головного мозга – бомба замедленного действия. Она, как тот пакет, наполненный водой, только последствия намного печальней. Стенки сосудов или сердца истончаются и выпячиваются, а образовавшийся мешочек наполняется кровью. Шишка давит на нервные окончания или окружающие ткани мозга, что вызывает тупую боль. Но большую опасность представляет разрыв аневризмы. Любое неловкое движение может активизировать эту бомбу замедленного действия и повлечь за собой летальный исход. От аневризмы умерли такие выдающиеся личности как Шарль де Голль, Альберт Эйнштейн, Андрей Миронов и Евгений Белоусов.

Почему же возникает это заболевание и как с ним бороться?

Причиной аневризмы головного мозга может быть врожденная патология кровеносных сосудов, соединительной ткани или нарушения кровообращения, как например патологическое сплетение вен и артерий головного мозга, влияющее на циркуляцию крови в организме. Болезнь может развиваться как следствие полученных ранее травм и даже ушибов, повышенного артериального давления, атеросклероза, курения и употребления наркотиков. Некоторые ученые предполагают, что причиной заболевания может послужить также прием гормональных противозачаточных средств.

Диагностировать аневризму достаточно сложно – симптомы могут не проявляться на протяжении жизни. В редких случаях возникает сильная головная боль в лобно-глазничной области.

Провоцировать разрыв аневризмы может резкий скачок артериального давления, тяжелая физическая нагрузка и стресс. Чаще всего это происходит спонтанно. При кровоизлиянии в субарахноидальное пространство возникает внезапная и очень сильная головная боль, световая невосприимчивость, тошнота, рвота, потеря сознания. В случае кровоизлияния в мозг формируется гематома и, как следствие, ухудшение зрения, косоглазие, неподвижность глаз, невнятная, нечленораздельная речь, невосприимчивость к чужой речи, судороги, полная или частичная потеря сознания.

По анатомическому признаку заболевание делят на мешотчатые (стенка артерии растягивается в виде мешка) и веретенообразные (на ограниченном участке стенки сосуда образуется расширение в виде веретена).

По расположению аневризма сосудов головного мозга может быть поверхностной – на выпуклой поверхности мозга, и глубокой – расположенной непосредственно внутри вещества мозга.

Читайте также:  Что такое аневризма мпп небольших размеров

Аневризма может достигать 60 мм в диаметре.

Жалобы на головную боль, нарушение зрения и речи, невосприимчивость к обращенной к пациенту речи, частичный паралич – явные признаки развивающейся аневризмы. В таких случаях можно провести компьютерную или магнитно-резонансную томографию головного мозга с сосудистой программой, которая позволяет исследовать строение головного мозга и выявить аневризму сосудов головного мозга на ранней стадии.

Также для диагностики заболевания вводят пациенту специальное вещество, которое видно на снимках рентгена.

Обязательна консультация терапевта.

К сожалению, предотвратить заболевание невозможно, однако если следить за артериальным давлением и уровнем холестерина в крови, исключить употребление наркотических веществ, табака и жирной пищи, то риск заболевания резко снижается.

Лечение аневризмы сугубо индивидуально и зависит от ее типа, размера и расположения. Также большое влияние могут иметь вероятность разрыва и возраст человека.

Удаление аневризмы сосудов головного мозга происходит хирургическим путем – с помощью клипирования аневризмы, окклюзии или эндоваскулярной эмболизации. Последний метод применяется более одного раза в течение жизни человека.

Сама по себе аневризма представляет выпячивание стенки артерии (в некоторых случаях — вены) из-за её истончения или чрезмерного растяжения. Следствием этого становится т.н. аневризматический мешок, сдавливающий близлежащие ткани. При этом она может быть не только приобретённой, но и врождённой.

Основной проблемой патологии становится то, что она совершенно никак не проявляет себя до поры до времени. И нередко вся ситуация заканчивается разрывом аневризмы, что чаще всего приводит к летальному исходу.

Какие виды патологии есть, что её вызывает, и кто находится в группе риска?

Разные виды

Говоря про аневризму, нередко имеют в виду аневризму аорты . При этом разных видов данной патологии довольно много.

Так, в числе первых называют аневризму сосудов мозга .

Здесь могут отмечаться как одиночные дефекты, так и множественные, что, естественно, отягощает ситуацию. Такие новообразования долго могут никак не проявлять себя, но по мере роста нередко дают неспецифические симптомы. Распознать наличие такой проблемы можно по:

  • Нарушениям зрения
  • Появлению галлюцинаций
  • Нарушениям координации и равновесия
  • Отказу одной конечности
  • Нарушениям речи
  • Головным болям

Связано это с тем, что аневризма сдавливает ткани и мозговые структуры. Из-за того, что она забирает на себя часть крови, у человека могут проявляться неврологические расстройства и даже инсульт. При разрыве сосуда половина пострадавших погибает от кровоизлияния.

Аневризма брюшного отдела аорты представляет собой дефект, поражающий самый крупный сосуд в организме человека. Стенки его очень плотные и легко могут расслаиваться на составляющие. При наличии такой проблемы человека будут мучить:

  • Жжение
  • Боль в груди
  • Пульсация в области желудка
  • Похолодание ног

При разрыве такой аневризмы отмечается острая боль в животе, рвота. Если же кровь слишком быстро течёт, то уже через несколько минут человек ощутит неприятные покалывания в ногах. Осложнением в таком случае может стать инсульт.

Аневризма периферических сосудов становится причиной повышенного тромбообразования. Тромб может оторваться от стенки аневризмы и переместиться в сосуды жизненно важных органов: сердца, мозга, лёгких, почек. Симптомы проявления разнятся от места локализации дефекта.

Аневризма сердца , как правило, становится следствием инфаркта и прочих сердечных проблем. Связано это с тем, что стенка сердца, пережив столь сильную нагрузку, не выдерживает давления. Вследствие этого она начинает растягиваться. Указывают на наличие такой проблемы:

  • Слабость
  • Отёки
  • Застой мокроты в лёгких
  • Одышка
  • Ускорение сердцебиения

Недооценивать патологию нельзя. Например, только в Штатах ежегодно от данного дефекта умирает столько же людей, сколько от СПИДа: около 24 000.

Приобретённая аневризма нередко считается уделом пожилых. Но и молодые ей подвержены: у них она развивается из-за травм, полученных в автомобильных авариях или во время занятий экстремальным спортом.

Возможные осложнения

Основная опасность аневризмы кроется в том, что она может разорваться. Нередко это заканчивается летальным исходом, но может давать и одни только осложнения, которые будут крайне серьёзными. Так, при разрыве могут отмечаться повреждения ЦНС, развитие геморрагического инсульта.

Кроме того, стоит понимать, что аневризма нередко рецидивирует. Так как она не даёт никаких симптомов, в большинстве случаев рецидив происходит неожиданно. Чаще всего при рпецидивах происходит кровоизлияние в мозг.

Как обнаружить

Диагностирование аневризмы — один из важных пунктов профилактики. Тем более, что нередко она обнаруживается совершенно случайно. Одним из наиболее информативных вариантов считается компьютерная томография, которая позволяет точно и детально увидеть наличие проблемы. Также применяется ангиография: исследование с помощью контраста. Это позволяет более точно определить наличие проблемы, размеры и локализацию аневризмы. Нередко используют и МРТ.

Коррекция ситуации

Лечение подбирается врачом индивидуально. Так, например, если дефект небольшой, врач может порекомендовать наблюдение и отслеживание рисков. Кроме того, тем, у кого диагностирована аневризма, назначают щадящее питание, исключающее жирные продукты, приходится также отказаться от алкоголя и курения.

Ещё один вариант коррекции ситуации — клипирование. В этом случае пациенту на ножку аневризмы накладывают клипсу из металла, которая ограничивает рост дефекта и мешает разрыву.

Замена хирургическому вмешательству — эндоваскулярная окклюзия. Этот вариант считается новым и представляет собой использование специального катетера. В нём размещают металлические спирали, которые заполняют аневризму, вследствие чего кровь не давит на стенки сосудов.

Игнорировать такую патологию не стоит, лучше вовремя проходить обследования. Тогда есть шанс сохранить здоровье и жизнь.

Никита Исаев в редакции «Комсомольской правды».

В тот день в Тамбове Никита занимался созданием ячейки своего политического движения. В Москву возвращались поздно. Легли спать во втором часу ночи.

Михаил Коневский: Он держался за живот и говорил, что отравился. Могу предположить, что у него была рвота, возможно жидкий стул. А если этого не было, и он испытывал просто боли в животе, вполне возможно мог случиться разрыв аневризмы брюшного отдела аорты. Это тоже характеризуется сильной болью в животе и может сопровождаться рвотой.

Врач скорой помощи Михаил Коневский. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Михаил Коневский: — Сказать здесь что-то конкретное я не могу. Вероятно челюсти сводило от сильной боли. Пока это все на уровне предположений, я не знаю, что увидели на вскрытии.

Политик был частым гостем эфиров Радиостанции «Комсомольская правда».

Михаил Коневский: — Большой промежуток времени до прибытия врачей сыграл, конечно, негативную роль. Но главное — понять, что за патология там была, потому что даже наличие поблизости многопрофильной больницы ни о чем бы не говорило. Бывает такая патология в организме, с которой не справится и крупный центр. В каждом из нас есть какая-то аномалия. Та же аневризма до поры до времени не давала бы о себе знать. Такие вещи обычно находят при каком-то обследовании или диспансеризации. Они больного не беспокоят и кажется, что все нормально, но в определенный момент могут внезапно выстрелить. Это может быть аневризма и в голове. Помните, певца Евгения Белоусова ? Он умер от аневризмы сосудов головного мозга. Аневризма может быть в грудном отделе аорты. Это может быть и инсульт. Но то, что он держался за живот говорит о патологии в животе. Все-таки там что-то было.

Related Post
Adblock
detector